Нравственные беседы. Классные часы. Диспуты

 
Понятие "ценности" в философии и аксиологические измерения человеческой истории
 
Основой общества, определяющей общественное развитие как источник социокультурного изменения, являются ценности, сформулированные гением или репрезентативной личностью (П. Сорокин), осознанные и присвоенные большинством. Ценности вечны, но понимание их меняется. Каждая эпоха по-разному отвечает на вопрос о ценностях, что составляет содержание эпохи и отражается в ментальности общества, именно этим эпохи различаются. Смена понимания ценности ведет к смене эпохи.  
В рассмотрении вопроса о понятии ценностей мы видим два подхода: 
– ценности объективны, они возникают не зависимо от субъекта, но присваиваются им (томизм, И. Кант, неокантианцы);
– ценности субъективны, создаются человеком, присваиваются людьми и они должны им следовать (М. Бахтин). Эти ценности составляют сферу этики. 
Впервые о ценностях в сфере нравственности заговорил Сократ как о пути совершенствования человеческой души. Само же понятие в философский оборот было введено в конце XIX века Германом  Лотце, а на рубеже XIX-XX вв. возникла  философская дисциплина – аксиология, занимающаяся исследованием ценностей.  
В учении И. Канта понятие ценностей занимает большое место. Человек смотрит на мир через призму объективных форм созерцания, рассудка и разума. Эти формы априорны. Происхождение этих форм составляет тайну трансцендентального субъекта. Источник ценностей для И. Канта объективен. 
Неокантианцы продолжили исследование понятия ценности. Но для них априорные формы познания являются частным случаем в мире ценностей. Вечные ценности в качестве призмы, через которую человек смотрит на мир, и есть априорные формы для неокантианцев Баденской школы. Вечные ценности являются трансцендентальными для В. Виндельбанда. «Но эта последовательная связь и есть не что иное, как только целостность всего того, что в отдельных частных формах представляют собой доступные нам разумные миры знания, общественности, художественного творчества».[Мир культуры создает человек, его способности и идеалы, система взглядов на жизнь не дарованы свыше, а присущи данному конкретному индивиду. Но создает культуру человек исходя из абсолютных ценностей, которые по отношению к человеку объективны, вечны. Он не творец, а исполнитель.  Он утверждал в работе, посвященной исследованию роли философии в духовной жизни Германии в XIX веке, что ныне философия становится вообще «учением об общезначимых ценностях». 
Для Г. Риккерта ценности образуют «... совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта». Они являются надысторическими, то есть характерными для любой эпохи, составляющими 6 сфер и соответствующих им типов ценностей: 
– логика – истина;
– эстетика – красота;
– мистика – надличностная святость; 
– этика – нравственность; 
– эротика – счастье; 
– религия – личная святость. «В теории ценностей он (Г. Риккерт) видит принцип универсальной истории, диалектику исторического разума (там же: истина есть ценность). …Чтобы претендовать на всеобщее одобрение, ценности должны быть сверхиндивидуальными и не должны выражать естественных или личных инстинктов». М. Шелер сводит к ценностям всю духовную жизнь человека, признав высшей их формой религиозные.
В русской философии ценности играют огромную роль: «Безусловно, русская философия в значительной степени тяготела к смысложизненной проблематике, а вопрос о ценностях для нас – прежде всего, вопрос о смысле жизни, каким он воспринимается в неокантианстве». 
Ценности у Л.Н. Толстого – вера как сила жизни. У В.С. Соловьева – совесть как окончательное решение всех нравственных вопросов. Н.О. Лосский[ разделял ценности на абсолютные и относительные, объективные и субъективные. Абсолютная ценность для него имеет характер добра. Нас интересуют в данном исследовании та ценность, которую он называл абсолютной, так как она является общезначимой, т.е. объективной и самоценной. 
М. Бахтин считает, что эти ценности установил когда-то человек и теперь его долг следовать этим ценностям, так как культурные ценности есть самоценности, и живому сознанию должно приспособиться к ним, утвердить их для себя. Человек однажды действительно утвердил все культурные ценности и теперь связан ими. Этот акт первичного решения, утверждения ценности, конечно, лежит за границей каждого живого сознания, всякое живое сознание уже преднаходит культурные ценности как данные ему. Нам видится, что человек не установил, а открыл и сформулировал ценности, ценности объективны.
Понятие ценностей А. Гуревич рассматривает на примере работы средневекового проповедника немецкого францисканца Бертольда из Регенсбурга. Ценности здесь даны как таланты (Бертольд избрал еван-гельскую притчу о талантах (Матф. 25, 14-30)). Первый дар, доставшийся человеку от Бога – наша собственная персона: душа и тело каждого человека. Второй дар заключается в должности, социальном служении, правовом статусе, профессии индивида. Третий дар материальный: имущество, богатство, собственность, коими обладает тот или иной индивид. Четвертый дар – время нашей жизни, которым следует распоряжаться разумно и бережно, т. е. трудиться и заботиться о спасении души. И, наконец, последний дар – любовь к ближнему, то, что мы теперь назвали бы социальностью индивида. «Мне кажется несомненным, что пять “даров”, о которых толкует проповедник, образовывали связную систему и что стержнем этой системы был первый из перечисленных даров – “персона”. Это – человеческий индивид, существенными признаками коего являются его социальный статус, служба или должность, сословная принадлежность, короче  – то, что в эпоху Реформации будут называть мирским призванием. Для осуществления призвания индивид наделен собственностью, временем и способностью общаться с другими индивидами» Быть личностью – главная ценность, сформулированная в данном примере. Мы это понимаем в аспекте личностной самореализации как смысле жизни каждого индивида, что близко к философии Э. Фромма, который, говоря о личности, ее гармоничном развитии, называет сферы ее реализации: в профессии и любви. А. Гуревич, говоря о ценностях, использует слово дар – как основа этической позиции.
Н. Розов в своей философской системе вводит понятие ценностное сознание: «Ценностное сознание отнюдь не случайно рождается именно из либерально-демократической идеологии. Ценности свободы, разума, гражданского равенства и прав, частной собственности всег¬да были жестко увязаны друг с другом. Через расширение круга ценностей и рост их взаимотерпимости с ней происходит метаморфоза, похожая на появление бабочки из куколки. Либерально-демократическая идеология умирает, рождаясь как ценностное сознание». Но ценности, по мнению Н. Розова, как и интересы, большей частью не являются всеобщими по принадлежности, но, в отличие от интересов, всегда являются всеобщими по содержанию. Интересы – это всегда интересы чьи-то (по принадлежности) и для кого-то (по содержанию). Ценности – это ценности чьи-то (по принадлежности), но это всегда ценности «вообще» (по содержанию).
Н.А. Нарочницкая, анализируя системы взглядов россиян и  европейцев, вводит понятие романо-германской, англо-саксонской  и православной систем ценностей. Ценностная система складывается под влиянием религии, ментальности той или иной культуры. Романо-германская система ценностей предполагает понятие «культура» как порождение и продукт человеческого духа, отражение в жизни и деятельности человека осознанной системы ценностей.  Англосаксонская система ценностей предполагает удобства, совершенствование материальных условий жизни вместо духовных ценностей. Она формирует понимание себя как модели «мирового общества», подменяет ею романо-германское сообщество многообразных культур, вводит понятие избранности для спасения, которая базируется на протестантской трактовке христианства. Романо-германская система права предполагает толкование преступления, исходя из понятия греха как нравственной категории, в отличие от  англосаксонской системы, в которой понятие преступления выходит из постулата «Все, что не запрещено, то дозволено». Правовые нормы, законы, право постоянно меняются, отражают компромисс с обстоятельствами. Англосаксонская система права основана на прецеденте, что является проявлением его демократичности, так как идет от  конкретного человека, в отличие от романо-германской кодифицированной системы, где государство создает систему права. Понятие гражданского общества формировалось в романо-германской системе права, основываясь на положении Ж-Ж. Руссо: «Все люди – братья», как антитеза сословному обществу. В основе англосаксонской системы лежит учение Т. Гоббса о том, что «человек человеку волк». В отличие от европейского либерализма демократия англосаксонского толка развивается на основе индивидуализма, опираясь на постулат: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку». Н. Нарочницкая считает (интерпретируя  О. Шпенглера, Й. Хейзингу), что культура является порождением и продуктом человеческого духа, отражением в жизни и деятельности человека осознанной системы ценностей.