Патрик Зюскинд о тоталитарном правителе в произведении «Парфюмер»

06.01.2019

П. Зюскинд создает образ тоталитарного диктатора, который вырастает при определенных условиях:

  • События происходят в век Просвещения - век Разума, где растут правильные люди, их воспитывают правильные женщины - без эмоций;
  • Герой книги П. Зюскинда напоминает нам «крошку Цахеса»[1], который, будучи отвратительным и подлым уродцем, владел магическим секретом внушать людям любовь к себе и необъяснимое поклонение (идеология культа личности);
  • Для того чтобы стать повелителем толпы он имел все: комплекс неполноценности - Жан-Батист Гренуй появляется на свет незаконным младенцем, почти отверженным, чужим. Но он родился в государстве строгого, неумолимого правопорядка;
  • За попытку бросить свое­го незаконнорожденного младенца, мать героя казнена на Гревской площади: здесь не шутят с законами, ведь мы - в царстве Разума;
  • Тоталитаризм врастает в мир не через хаос, не через помрачение умов. Он проходит через школу правильного, разумного общества, через пансион мадам Гайар, в котором убивают эмоции. Пансион мадам Гайар - это царство Разума. Здесь не повышают голоса, ибо это неразумно, а за испачканные штанишки дают заслуженную пощечину, но без всякого гнева, без эмоций, ведь выше закона нет ничего, все должно быть правильно и разумно. Здесь уже не «сон разума рождает чудовищ» (Гойя), а неустанное бодрствование разума, вытесняющего все чуждое себе, приводит к тем же результатам, что и беспробудный сон;
  • Герой «Парфюмера», Жан-Батист Гренуй - гений запахов, таинственных, но материальных субстанций, воздействующих на человеческую душу. Невзрачный с виду и гадкий, по сути, он обладает реальным средством для власти над окружающими. Природный дар и долгое учение дали ему эту власть. Он умеет воздействовать на подсознание. Составленные им ароматические эссенции могут внушить людям все, что захочет повелитель. Благодаря одной капле из флакона он может оказаться для всех невидимым, а если ему угодно - он станет в глазах всех дороже и любимее самого близкого человека. Но для тоталитаризма необходимо еще одно условие.

[1] Гофман, Э.Т.А. Крошка Цахес, по прозванию Циннобер. /Э.Т.А. Гофман. - Ленинград: Художественная литература, 1976. - 288 с.