ЮДИФЬ. Опера в пяти действиях. Александр Николаевич Серов.

27.12.2015 13:43

Александр Николаевич Серов. (1820-1871)

ЮДИФЬ

Опера в пяти действиях

Либретто композитора.

Действующие лица:

               ЮДИФЬ.

 АВРА, приближенная к ней рабыня.

 ОАЗИЕ  –  старшины в еврейском городе

  ХАРМИЙ

 ЭЛИАНИМ, левит.

 ОЛОФЕРН, военачальник ассирийский.

 ДХИОРE, вождь подвластных Олоферну аммонитян.

АСФАНЕЗ, один из приближенных к Олоферну вождей.

ВОГОА, начальник гарема Олофернова.

Воины еврейские. Народ еврейский.

Вожди и воины ассирийские. Рабы и рабыни Олоферна.

Действие в Иудее во XVI веке до Р. Х.

Акты: 1-й, 2-й и З-й –  в Ветилуе, еврейском городе, осажденном ассириенами.

Акты: 3-й и 4-й – в шатре Олоферна.

АКТ ПЕРВЫЙ

Площадь в осажденном еврейском городе, днем, под палящим солнцем. Над зубчатою  городскою  стеною  с  большими  желeзными  воротами,  наглухо запертыми, виднeются высокие каменистые горы.

При  поднятии  занавеса  народ  расположен  разными  группами  в  глубине сцены,  около  городской  стeны  и  среди  самой  площади  под  сеныо  домов  и пальм.  На  всех  лицах  уныние  и  отчаяние;  слeды  жестокого  изнурение  от жажды.

СЦЕНА 1.

 

На  авансцену  входят  медленно  и  с  поникшей  головой  старейшины  города Оазие и Хармий и жрец Элианим.

ОАЗИЕ (тихо жрецу).

Конца не будет бедствию:

Оставил нас Господь!

ХАРМИЙ (так же вполголоса, все время).

Ужель ничем он в ярости, 

Ничем неумолим?

ОАЗИЕ.

Свершитель казни, Олоферн – 

Господень бич.

ХАРМИЙ.

Ужасный бич!..

ОАЗИЕ. 

 

Со всех сторон пути прервал

К долинам и горами

ХАРМИЙ.

 

Последний ключ воды иссяк, 

Чем жажду утолим?

ОАЗИЕ.

 

Последний ключ – сегодня вместе 

С рассветом принесли – 

Последний ключ, чтоб нас поил, 

И тот в руках –  врагов!..

ХАРМИЙ.

От жажды смерть нас ждет...

ОАЗИЕ и ХАРМИЙ.

И смерти нет страшней её

ЭЛИАНИМ (строго).

Умолкни, ропот богохульный,

В дни испытанья буди тверд!

Смиритесь! – Бог защита наша!

Не Он ли снял оковы с нас?

Не Он ли нас провел чрез море?

 Не Он ли огненным столпом

Нам путь указывал в пустыне? 

Смирите скорбь и уповайте:

Восхощет Он – и без мечей 

Спасет народ свой – и что прах 

Развеет силы нечестивых!

(Вдохновенно). 

Десница Господа над нами – 

Свершится чудо на земле, и явит Бог 

Свою святую волю: – враг погибнет! 

 Смиритесь вы душой, молитесь неустанно! 

Минует бедствие, и слава взыщет нас. 

Медленно уходит.

 

 

СЦЕНА 2.

Народ  мало-помалу приближается к старшинам и обступает их. Густая толпа мужчин, женщин и детей. Многие, однако, в совершенном истощении сил остаются лежа в глубине сцены.

МУЖЧИНЫ.

 

Наши муки, наши скорби 

Час от часу злее!

Губит нас упорство ваше 

Бесполезно, тщетно губит! 

Отворяйте – что нам медлит? 

Отворяйте ворота!..

ЖЕНЩИНЫ.

 

Наши муки, наши скорби

Час от часу злeе! 

Губит нас упорство ваше! 

Бесполезно, тщетно губит! 

Каждый день лишь множит горе! 

Жажда мучит, словно пламя в жилах пробегает!

МУЖЧИНЫ.

 

Умирают перед нами 

Дочери и жены!..

ЖЕНЩИНЫ.

 

Нам кормить младенцев нечeм:

Грудь у нас иссякла!

Ах, воды, воды хоть каплю

Огонь в груди залит!

(К старейшинам с отчаянием.) 

Вас заклинаем 

Небом всесильным:

Сдайте скоре 

Город врагу! 

Пусть Олофернов 

Меч кровожадный 

Разом положит 

Казни предeл!..

ОАЗИЕ (растроганный).

0, братья, терпенье! 

надейтесь на Бога! 

Господь милосердый 

Нежданную с неба 

Нам помощь пошлет!..

ЖЕНЩИНЫ И ОТРОКИ.

 

Молим так долго! 

Молим напрасно! 

В жгучей иссохли 

Жажде уста!

Вас заклинаем

Небом всесильным:

Сдайте скорее

Город врагу! 

 Пусть Олофернов 

Меч кровожадный 

Разом положит 

Казни предел!

ОАЗИЕ.

 

0, братие, зачем так унывать? 

Повременим еще пять дней и пять ноч

  НАРОД (с отчаянием).

Еще пять дней! 

Пять дней страданья!!

ОАЗИЕ (продолжая).

И если нам и в эти дни 

Господь спасение от бедствий не пошл

ОАЗИЕ, 

ХАРМИЙ (вместе).

 

Тогда – пред Господом клянемся: 

Мы Олоферну город отдадим. 

 Внезапный шум за городской стеною.

 НАРОД (в смятении),

Что это? – слышите:

Какая там тревога? 

Враги подходят к нам? 

Час битвы наступает?!

Стража на городской стене переговаривается с голосами за стеной у ворот;. Оазие  идет туда,  и  через  несколько  мгновений  ворота  отпираются,  воины еврейки  влекут  Ахиора  со  связанными  руками,  бледного,  изнеможенного страданием. Толпа народа сгущается около Ахиора и стражи. Приходит жрец.

СТРАЖА (к Оазии).

 

Мы пришлеца нашли:

Он полумертвый был

И связан по рукам. 

Просил его вести 

К еврейским старшинам, 

Чтобы открыть, кто он, 

За что и кем казнен.

ОАЗИЕ, ХАРМИЙ, ЭЛИАНИМ (к Ахиору).

Мы слушаем тебя, 

Несчастный, говори!

АХИОРЕ (слабым от изнеможение голосом).

 

Я вождь аммонитян, 

Подвластных Вавилону, 

И, скованный, у вас 

По воле Олоферна 

Отослан умирать!..

НАРОД (в ужасе).

 

По воле Олоферна!.. 

Своих казнить вождей?!

ОАЗИЕ, ХАРМИЙ, ЭЛИАНИМ.

За что ж тебя свирепый воитель истязал?..

 

АХИОР.  

 

Олоферн нигде преград не видал, 

По земле протек, как Божий гром, 

Только здeсь у вас нашел преграду

И напрасно ждет уж тридцать дней. 

 Собрал он вождей в своем шатре;

И спросил: "На что народ еврейский 

Полагает все свои надежды?"

Все молчали, я один ответил:

"В судьбе своей народ евреев 

Таинственным щитом храним! 

Единый Бог – его защита. 

А этот Бог – неумолим! 

Их Бог незрим для смертных, 

Творец и царе земли;

Они – народ избранный, 

Покорный лишь Ему,

Для них, Необъяснимый, 

Он море раздвоил, 

Им с неба манну сыпал, 

В пустыне их поил. 

И так в скорбях и горе 

Спасает их всегда! 

 В Нем их могущество и слава, 

В Нем их защита от врага. 

Когда ж они его забудут, 

Тогда бессильны, как рабы! 

Отступников неверных 

Карает в гневe Бог, 

И храм их разрушает, 

И в плен выводит их! 

Но если заповеди свято 

Они хранят Его теперь, 

То лучше, верь, воитель смелый, 

 Ты отврати от них свой меч.

Их Бог незрим для смертных, 

Творец и Царь земли;

Они народ избранный, 

Покорный лишь Ему!"

ЭЛИАНИМ, ОАЗИЕ, ХАРМИЙ И НАРОД.

(с тёплым чувством благодарности, простирая руки и Ахиору).

Так! ты правду рек! – да будет 

Благ к тебe всесильный Бог! 

Ты за нас!.. о, буде же счастлив! 

Будь на век благословен!..

 

ОАЗИЕ.

 

Но что ж, скажи, 

Промолвил твой властитель?

АХИОР.

 

Вослед за моими словами 

Послышался ропот вождей:

"Нам, сильным, боятся евреев?! 

Не трудно их в прах разгромить"!

И, гневный, сверкая очами, 

Восстал на меня Олоферн:

"Кто ты, чтобы нам прекословит? 

"Евреев как смел защищать? 

Идем. – И падут перед нами, –  

Последний их час недалек.

Затопчем строптивых конями

И кровью поля обагрим:

Как пламя все вкруг пожирает –  

Мы весь их народ истребим.

А сам ты, собака, иди же 

К евреём их жребий делить!" – 

И вот, перед вами, несчастный, 

Жду смерти такой, как и вы!..

НАРОД  (в ужасе и в слезах поднимая руки к небу). 

Спаси рабов твоих, Израиля Господь 

Пощады ждать нельзя

В Тебe одном спасенье!.. 

Ты наказуешь нас – мы грешны пред Тобой. 

Терзает жажда нас, а враг еще лютее. 

Достойны казни мы, греховнее отцов, 

Которых Ты карал возмездьем справедливым.

(Упадая на колени). 

Но, буди милосерд, спаси нас от врага! 

Не выдай нас! не брось нас в руки нечестивых.

ЭЛИАНИМ. 

Твоих врагов, Тебя не признающих!

ОАЗИЕ.

 

Из праха мы к Тебе взываем:

Спаси рабов Твоих, Израиля Господь!

Спаси рабов Твоих, Израиля Господь!

Над картиной молящегося народа занавес тихо опускается. 

 

АКТ ВТОРОЙ.

 

В домe Юдифи.

 

СЦЕНА 1.

ЮДИФЬ (одна, в печальной одежде; в глубокой задумчивости).

                            

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(С большим и большим увлечением.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(С высшем восторгом.)

 

Через пять дней решили город сдать! 

Через пять дней они сюда ворвутся, 

А там –  позор и плен!

Позор и плен!!..

И никого, чтоб нас спасти!

Мужи! мужи! еврейские мужи!

Они, как женщины, лишь плачут! 

Один был муж... мой бедный Манассие! 

0, если бы теперь еще ты жил!.. 

Кто неприятель? Сколько их в поле?" – 

Ты б не спросил! 

В шлемe блестящем 

Смело к народу вышел бы ты...

В битву к победе

Граждан воскресших 

Тотчас повел!..

Тебя уж нет!.. Но я твой подвиг совершу!

  0, родимые горы мои!

 Безмятежные детские годы!

 Я росла во святой тишине, 

"А теперь я иду на убийство!

  И если... Боже мой! опять сомненье!

 И если... ждет меня позор и плен!

 Позор и плен!!

 В ужасе закрывает лицо руками.

 Нет! мне краса моя дана не даром! 

Она –  мой меч. Израилю спасенье!

 Я оденусь в виссон

И к врагам я пойду,

И жемчуг, и алмаз

На главу возложу:

У вечерней зари

Я возьму алый блеск,

Я у солнца возьму

Золотые лучи –  

Олоферна как раз

Красотой ослеплю,

Сладкой рeчью моей

Зачарую его,

Сладкой песнью моей

Усыплю я его!

Да, искуплю я свой народ!

Я от врага его спасу!

Когда на подвиг свыше голос 

Меня призвал и я иду – 

Спасу сограждан от страданья 

И к ним с побeдой возвращусь.

Господь благословит меня,

Крылами ангелов покроет

И невредимой сохранит!..

 

СЦЕНА 2.

АВРА (входит унылая, с кувшином воды на плечах).

 

Вот нам последняя вода, Юдифь...

Не знаю, что мы завтра будем пить,

И как пройдут пять дней  – 

известно только Богу! 

0, времена! А все – грехи!

ЮДИФЬ.

 

В Господней воли все! 

Ты позвала старeйшин?

АВРА.

Идут, идут! 

ОАЗИЕ, ХАРМИЙ.

 

Услышали, что ты зовешь,

И тотчас обeщали. 

Тебя так все в народe любят!

От стад твоих, от нив твоих 

Кормились многие всегда...

Идут! идут.

ЮДИФЬ.

Я с ними говорить хочу.

АВРА.

0 чем, дитя мое?

ЮДИФЬ.

 0 том, как нам спастись.

АВРА (недоверчиво).

 

Спастись! – Да кто же нас спасет,

Когда сам Бог карает нас

И истязует за грехи?..

Не те уж нынче времена, 

И вера в людях оскудела! – 

Одна ты веруешь, Юдифь! 

Благочестива ты, скромна;

Да где ж тебе спасти народ! 

Ты не Девора, не Яиль!

ЮДИФЬ.

 

Яиль!.. О ней поют в народe песню... 

Спой, я хочу опять ее послушать.

АВРА.

 

Да, эти песни – крепость наша!

Их петь бы всем народом, непрестанно,

И люди стали бы другие.

(Воинственная песнь евреев.)

 

Горы, дебри и долины 

Зовулона

Торжеством оглашены! 

Все Яили славит имя, 

И героев Иудеи 

Славят небо и земля! 

Да! Израиль, торжествуя, в бранном поле 

Силу вражью в прах развeял – 

Бог сразился 

За народ Свой!

0, Яиль!.. никто твой подвиг 

Не забудет!

Ты спасла страну родную, 

Гвоздь вонзила 

Злому недругу в висок, 

И Сиссара бездыханный 

Мертвый пал к твоим ногам!..

Юдифь  в  большем  и  большем  одушевлении,  повторяет  последнюю  строфу вмести с Аврой.

ЮДИФЬ.

 

А Израиль, торжествуя, в бранном полe 

Силу вражью в прах развеял – 

Бог сразился 

За народ Свой!

ЮДИФЬ (прислушиваясь). 

Старейшины! Иди! встречай!

 

СЦЕНА 3.

Оазие, Хармий входят; с ними несколько евреев. Авра в глубине сцены.

ОАЗИЕ и ХАРМИЙ (к Юдифи).

Ты позвала нас:

Скажи, зачем?

ЮДИФЬ (строго).

 

Отцы, я вас спросить хочу:

Скажите, праведно ль пред Богом 

 Народную вы клятву дали? 

Через пять дней врагу сдать город;

Сознайтесь: – в греховном маловрьи 

Испытывать решились вы Бога? – 

Всесильный Иегова 

Послал нам испытанье;

Его премудрой волей 

Страданья тяжкие 

И наши праотцы терпли... 

Не ропотом, друзья, 

Нет, благодарностью к Нему 

Сердца наполним и вверимся Ему!

ОАЗИЕ.

 

Тебe, Юдифь, Творец дал мудрость мужа 

И речь твоя права пред Богом!

ОАЗИЕ и ХАРМИЙ.

Да! нашей клятвой мы грешны пред Богом;

Но жажды снесть народ уже не мог...

ОАЗИЕ, ХАРМИЙ и ЕВРЕИ.

 

Молися лучше ты за нас

И Бога сил моли, 

Да ниспошлет Он нам 

Прохладный дождь с небес 

И Свой народ утешит!

ЮДИФЬ.

 

Молится стану я за всех, 

Но вы молитесь день и ночь, 

Тогда Юдифи Царь небес 

Свершить поможет чудо 

И нам пошлет спасенье! 

Дозвольте нынeшнюю ночь 

Мне с Аврой в стан к врагу 

Проникнуть.

АВРА (в ужасе).

 

Что я слышу!

И в стан к врагу идти?

  ЮДИФЬ.

 

В чем замысел мой – 

Пусть тайной остается,

Через пять дней решится жребий – 

Погибнет враг!

ОАЗИЕ, ХАРМИЙ и ЕВРЕИ (благословляя Юдифь).

Иди! иди!

Сверши свой замысел без страха! 

И свой народ спаси – 

Пусть силой благодатной             

Господь храните тебя в пути твоем! (Уходят.)

 

СЦЕНА 4

АВРА (по уходу старейшин, в сильной тревоге подходит к Юдифи).

 Юдифь! молю! скажи, что замышляешь?! 

Идти во стан нечестья и разврата!

Одна краса твоя тебя погубит!

ЮДИФЬ (спокойно и торжественно).

 

Нет! воля Вышнего! – я слышу голос Бога, 

Он, Он один ведет избранников на подвиг!

Он защитит меня, – 

Он ангелов пошлет:

Он Сам придет на помощь!.. 

АВРА (в чрезвычайном волнении).

Юдифь!.. что слышу я?

 

ЮДИФЬ (спокойно про себя).

 

Долой покровы скорби! 

С лица печаль долой! 

Я оденусь в виссон 

И к врагам я пойду, 

И жемчуг, и алмаз 

На главу возложу, 

У вечерней зари 

Я возьму алый блеск, 

Я у солнца возьму

Золотые лучи – 

Олоферна как раз 

Красотой ослеплю, 

Сладкой речью моей 

Зачарую его, 

Сладкой песнью моей 

Усыплю его!

АВРА (про себя, в одно время с Юдифью).

 

 

(К Юдифи, умоляя).

 

Что за речь у неё! 

Неужель от отцов 

Отступилась она!

И забыла закон, 

И забыла свой стыд!..

Ты у груди моей взросла, 

Что райский крин, ты расцвела, 

Что слез лила я над тобой – 

Молю! о сжалься надо мной!..

ЮДИФЬ.

 

Бог за меня! готовь наряды! 

Наряды пышные мои, все брачные одежды! – 

Оставь меня одну – иди!

АВРА (на коленях перед Юдифью).

 

К ногам твоим я припадаю, 

рабыне верной ты внемли:

Я со слезами умоляю:

Оставь свой замысел, – нейди! 

Я со слезами умоляю:

Там ждет позор тебя, – нейди!

Занавес падает.  

 

 

АКТ ТРЕТИЙ.

Богатый  шатер  Олоферна.  На  заднем  планe  широкий  вход  закрыт роскошными  коврами.  На  авансцене  вход  во  внутренний  отдел  шатра. Возвышенное место  для Олоферна,  под  балдахином,  украшенным  золотом  и драгоценными каменьями.

При  поднятии  занавеса  Олоферн  лежит  в  полудремоте  на  низком  ложе, покрытом тигровой кожей. На авансцене у входа во внутреннюю часть шатра сгруппированы  одалиски.  Одни  из  них  играют  на  арфах  и  лютнях (того времени),  на  двойных  флейтах  и  разных  бряцающих  орудиях.  Другие  поют, третьи – в том числе египетские и нубийские алмеи – пляшут. Над  Олоферном –  евнухи  с  опахалами.  Близ  Олоферна  один  из  вождей ассирийских –  Асфанез.  По  другую  сторону  начальник  гарема  и телохранителей Вогоа. Воины у входа в шатер на страже.

 

СЦЕНА 1.

Пeсня   одалисок .

 

На реке, на Евфрате 

Горячо солнце грeет! 

Чудный край! 

Нет страны 

Нам милей 

Вавилона!..

 

Нeгой дышит

Ночь востока,

Лишь угаснет день,

Собирает

У потока

Нас ночная тень.

 

Милый мой, приходи! 

Ночь темная одна! 

Для тебя 

Пир готов 

Под шатром 

Златотканным.

ОЛОФЕРН (к одалискам).

Прочь все вы с глаз моих, - 

Теперь мне не до ваших песен!

По знаку Вогоа одалиски удаляются.

 

СЦЕНА 2.

ОЛОФЕРН (вставая с ложа, Афанезу).

 

От гнева кровь во мне кипит – 

Чего мы ждем?

Зачeм стоим здесь тридцать дней!

Да в тридцать дней три царства

Я мог бы покорить!

 Давно б уж в Вавилоне

С победой отдыхать,

А тут стоим и смотрим

На жалкое гнездо!.. 

Победная труба 

0 славe нашей всюду 

На всех концах вселенной, 

Как гром небес гремит! 

С полсвeта Вавилону 

Собираю дань –  

Властители и боги 

У ног моих лежат.

А тут?! – стоим и смотрим

На жалкое гнeздо!

 Конец долготерпeнью!

На завтра ж смертный бой!

С зарей на них идем,

И память иудеев

С лица земли сотрем!

АСФАНЕЗ.

 

Пора, пора нам в бой, –

Уж ропот есть в полках. 

Явись же сам, властитель, 

К твоим дружинам храбрым 

Поход им возвестить!

ОЛОФЕРН.

Иду! подайте знак!

Трубы.  Марш.  Завеса  шторы  откидывается –  в  открытом  поле  проходит часть   ассирийского  войска:  воины  пешие  и  конные,  колесницы,  мулы  и верблюды.

ОЛОФЕРН (у входа в шатер, лицом к полю).

Коней нам с Асфанезом!

 

Уходит  с  Асфанезом  и  свитою  телохранители.  На  сцене  один  Вогоа  и несколько рабов.

 

СЦЕНА 3.

ВОГОА.

 

Что в стане случилось? 

Толпа за толпою спешат к нам вожди...

Вожди и воины ассирииские толпа  за толпой вбегают в шатер в радостном волнении.

ХОР АССИРИЕН (к Вагюа),

 

Пришла к нам еврейка 

Красы небывалой;

В шатер к Олоферну

Стремится она,

К вождю ассириян

Желает предстать.

Чего она хочет,

Не знает никто.

ВОГОА.

 

Какая еврейка красы небывалой? – 

В шатер к нам скорее ведите ее!

ХОР (другая группа вождей прибегая).

 

Вот уж, друзья, красота! 

Ах, что за очи, за грудь! 

Негою, страстью полна;

Всех нас плeнила она!

Трубы.  Марш.  Завеса  шторы  откидывается –  в  открытом  поле  проходит часть   ассирийского  войска:  воины  пешие  и  конные,  колесницы,  мулы  и верблюды.

ОЛОФЕРН (у входа в шатер, лицом к полю).

Коней нам с Асфанезом!

 

Уходит  с  Асфанезом  и  свитою  телохранители.  На  сцене  один  Вогоа  и несколько рабов.

 

СЦЕНА 3.

ВОГОА.

 

Что в стане случилось? 

Толпа за толпою спешат к нам вожди...

Вожди и воины ассирийские, толпа  за толпой вбегают в шатер в радостном волнении.

ХОР АССИРИЕН (к Вагюа),

 

Пришла к нам еврейка 

Красы небывалой;

В шатер к Олоферну

Стремится она,

К вождю ассириян

Желает предстать.

Чего она хочет,

Не знает никто.

ВОГОА.

 

Какая еврейка красы небывалой? – 

В шатер к нам скорее ведите ее!

ХОР (другая группа вождей прибегая).

 

Вот уж, друзья, красота! 

Ах, что за очи, за грудь! 

Негою, страстью полна;

Всех нас плeнила она!

ХОР АССИРИЕН  (все  еще  в  волнении,  но  более  сдержанном  в  присутствии Олоферна).

Смотрите: вот идет она, 

Сияет, как звезда востока! 

Да! как звезда! невольно очи 

У всех следуют за ней!

Юдифь входит в сопровождении Авры и новой толпы воинов. Авра остается в глубине  сцены.  Юдифь  подходит,  увидев  Олоферна,  преклоняет  пред  ним колено и, скрестив руки на груди, наклоняется до земли.

ОЛОФЕРН (пораженный красотою Юдифи, говорит ей ласково).

Не бойся нас, еврейка, восстань с земли, 

Скажи: зачeм решилась 

Свой город ты покинуть 

И здесь явится перед нами?

ЮДИФЬ (тихо и покорно, сначала не без робости).

 

Внемли, о, вождь великий, 

Словам рабы твоей;

Дозволь ты ей все сердце 

Перед тобой открыть, 

И если дашь ты веру 

Речам её вполне, 

Ты славой несказанной 

Свой увенчаешь путь!

ХОР АССИРИЕН И ВОГОА (про себя).

 

Так чудно-прекрасна, 

Но разумом свeтлым 

Сияет не меньше, 

Чем дивной красой!

ЮДИФЬ.

 

Тобою был к нам прислан 

Несчастный Ахиор – 

В его речах все правда;

Тебе он говорил:

Еврейского народа

Твой меч бы не сразил,

Когда б остался верен

Израиль Иеговe,

Но Бога он отринул,

И Бог мне повелел:

Тебе к Иерусалиму 

Открыть широкий путь!

АВРА (про себя, в ужасе).

Что слышу, Боже правый!!

ЮДИФЬ (не сводя глаз с Олоферна, вкрадчиво).

Внемли рабы твоей речам, 

доверься правдe слов её, 

И скоро знамя Вавилона 

Ты на Сионе водрузишь!..

ОЛОФЕРН.

 

Я рад тебе; от Бога ль своего

Иль от себя ты к нам явилась в стан,

Но мне, клянусь, не снилось,  

Чтоб здесь, среди пустынь,

В горах такие были 

Красавицы, как ты.

ЮДИФЬ (скромно).

 

Горы наши бедны;

Камень да песок 

Под лучами солнца 

Жгут подошвы ног.

Жены вeчно дома

С прялкою одной,

Разве у колодца

Сходятся порой. 

(Нежно вкрадчиво.) 

 

На тебя ж, о солнце, 

Меж земных мужей, 

И поднять не смела б 

Я своих очей, 

Если бы не голос, 

Голос не земной, 

Не велел явится 

Мнe перед тобой.

ХОР АССИРИЕН И ВОГОА.

 

Страстью и негой полна, 

Разумом светлым рeчей, 

Дивной красою очей 

Нас ослепляет она!

ОЛОФЕРН 

(про себя, не сводя

глаз с Юдифи).

Не видывал такой

красы –  

Огнем кипит во мне

вся кровь –  

Вот красота! какой

разящий взгляд!

Она моя! 

и мне её любовь!

АСФАНЕЗ (про себя).

 

 

Еврейки 

дивной красота 

Желаньем 

распаляет кровь... 

Прочь, 

дерзновенная мечта! 

Ему, не мне 

её любовь!..

ЮДИФЬ  (про себя,

торжествуя).

 

Он поражен 

моей красой!

Как он глядел, 

как слушал он 

И лжи поверил 

всей душой, 

Внезапной 

чарой ослеплен!

АВРА (про себя, 

в ужасе).

 Не бред, не грезы, 

не мечта! 

Нeт, - то Юдифи 

речь была. 

0, злополучный

мой народ, 

Твоя ли в ней

струится кровь!

ОЛОФЕРН (к Юдифи).

 

Останься с нами здесь, 

И если сдержишь обещанье, 

Превыше всех цариц вселенной 

Тебя, еврейка, вознесу.

ЮДИФЬ (кротко, но требовательно).

 

Раба твоя благочестива:

Дозволь мне, с Аврой на молитву

С закатом солнца выходите –  

Велений жду я Бога моего

ОЛОФЕРН (к Вогоа).

 

Свободный вход и выход им!

(К Юдифи). Ты будь царицей здесь 

И всем повелевай!

(К Асфанезе, с улыбкой.) 

Еврейский Бог, как видно, знает 

Всю силу нашего меча! 

Нам, нашей власти он вверяет 

Судьбы народа своего.

АСФАНЕЗ (гордо).

 

Да есть ли в мире

Власть иная?

Кто может нам противостать?!

ХОР АССИРИЕН (вожди и воины).

 

Нeт в свете силы равной нам! 

Мощным, победным, 

Кровавым мечем 

Цeлому свету 

Законы даем. 

Нет в свете силы, равной нам!

 

ОДАЛИСКИ. 

 

В цeлом мирe храбрeй 

Вавилонских мужей 

Не найти. 

Нет вождя

И сильней 

И славней 

Олоферна!

Во  время  хора  Олоферн  уходит  во  внутренний  отдел  шатра.  Свита расходится. На авансцене остаются Юдифь и Авар.

 

СЦЕНА 5.

Юдифь и Авра.

АВРА (в смятении и ужасе).

 

 

 

 

(Со слезами.) 

 

 

Что слышу, Боже правый, 

Её ли это речь была?! 

Коварство, нам измена 

Гнeздятся в сердце злом, 

Под видом лицемерным 

Невинности святой! 

И вот, моей отчизны 

Последний час настал! 

Юдифь нам изменяет, 

Врагу нас предает! 

Проклятие народа, 

Проклятья на тебя!

ЮДИФЬ (не слушая Авры, про себя, с тихою торжественною радостью).

Всевышнему хваленье! 

Обман мне удался!

Господь мнe мудрость змия 

К спасению послал! 

0, храбрый вождь, свершился 

Твой жребий –  ты погиб!

АВРА (все с большей и большей силой).

 

Пусть горе, плач народа 

Покой твой отравят, 

От Бога отступилась 

И нас ты предала! 

Вeками станут имя Юдифи проклинать!

ЮДИФЬ (про себя, все с большею и большею восторженностью).

 

Господь, пошли мне силу 

Мой подвиг совершить! 

Твоим лишь Провиденьем 

Израиль я спасу! 

И стану за спасанье 

Тебя благословлять...

Занавес падает.

 

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ.

Внутренний  отдел  олофернова  шатра.  Пышное  пиршественное  убранство. Ночь,  горящие  светильники,на  золотых  подножьях  дымяшиеся  курильницы. Вдали ложе Алоферна, закрытое богатой занавeсой. 

 

СЦЕНА 1.

Олоферн, Асфанес и несколько других военачальников ассирийских возлежат за пиршественным  столом  на  львиных,  тигровых  и  барсовых  кожах.  Кругом телохранители  под  начальством  Вогоа.  Рабы,  рабыни  и  евнухи  с  опахалами над  Олоферном.  Другие  рабыни  беспрестанно  наполняют  вином  чаши пирующих.  Пение  и  пляски  одалисок.  При  поднятии  занавеса  оргия  в  полном разгаре.

ХОР ПИРУЮЩИХ, ОДАЛИСКИ.

 

Полные чаши вина! 

Женщины, песни и пляски! 

Жизнь только вами красна, 

Все остальное лишь сказки...

ОЛОФЕРН (лежа и с чашей в руке).

Пой, Вогоа, ты много песен знаешь! 

 

ВОГОА (подобострастно).

 

Индийскую гостям спою я песню:

Люблю тебя, мeсяц, когда озаряешь

Толпу шаловливых красавиц, идущих 

С ночного купанья домой!

Цветы, вы прекрасны в вeнках благовонных 

На юных шалуньях,  далеко, далеко

Нам их возвещая приход!

Прекрасно ты, море, когда твою свежесть,

Я слышу у них на груди и ланитах,

И в черных, тяжелых косах!

ОЛОФЕРН.

 

Пусть эти бабьи песни там

Поют в гаремах вавилонских;

Ты мне давай воинских, лучше, песен

Вот как мы их певали в старину!

 

Знойной мы степью идем!

В воздухе дышет огнем!

Гибнет то конь, то верблюд, –

Храбрые только идут!..

Вот уж в степи голубой

Город встает золотой;

Во  встречу выходит нам рать,

Други, ломить, не плошать!

Много в том городе жен!

Золотом весь он мощен!

Бей и топчи их конем – 

В город ты сядешь царем!

(Все хором повторяют последние слова).

Вот наши пeсни!

 

ВСЕ.

Ура! Ура! Во здравье Олоферна! 

ОЛОФЕРН (к Вогоа).

Гдe ж лучший перл веселья моего,

Красавица еврейка?

ВОГОА

(подобострастно).

Она сама сказала,

Что нету чести выше ей,

Как быть с тобой.

ОЛОФЕРН.

 

Но как горда! 

(К Асфанезу.) Что, Асфанез, 

Ну, что, – мою еврейку 

Сумел ты оценить?

Да, стыдно будет мне, 

Когда с такой красой 

Поладите не смогу!

АСФАНЕЗ.

 

Прекрасна, как звeзда востока, 

Но недоступна, холодна, 

Как и её родные скалы...

ОЛОФЕРН (мрачно). (Гневно.)

(Бешено.)

А! – недоступна!! Ты это испытал? –

Молчишь, бледнеешь? – 

Пес презренный!

Закалывает Асфанеза. В это мгновенье у входа в шатер показывается Юдифь, за ней Авра. Обе останавливаются в страхе.

 

СЦЕНА 2.

ОЛОФЕРН (ласково).

 

Юдифь, приближая – вот,

в честь твою дымится эта кровь;

Но не пугайся – кровь раба!

ЮДИФЬ (медленно приближается).

Невольный ужас, Олоферн, 

Понятен в  женщине...

АВРА (с негодованием и ужасом, про своя).

 

Зачем мы здесь?! У скверных псов! 

Разврат и кровь! поганый пир! 

0, страшный грех! великий грех! 

0, Бог отцов, храни ты нас!

ОЛОФЕРН (к свите).

 

Унесть его! – подать ковры другие! 

Юдифь, ты с нами веселись, пируй! 

Тебя я так возвышу в мире, 

Как никого – и больше, чем царицей.

Юдифь садится близ Олоферна, Авра ей прислуживает.

ЮДИФЬ.

Недолго будет это царство!..

ОЛОФЕРН.

 

Нет, вечно! навсегда! 

Послушай: маги мнe твердили, 

Что с женщиной мой жребий связан – 

Ты эта женщина, ты это знай отныне 

И к новой жизни приготовься. 

Когда вернемся в Вавилон, 

Я принесу туда в своих руках 

Венец над целою вселенной – 

Что ж – положить его перед престолом.

Где дремлет ассирийский царь? 

Не для того работал Олоферн! 

Нeт! на престол я сяду сам царем! 

И ты со мной, Юдифь – царицей 

Вина!

ЮДИФЬ (про себя в тревоге).

 

Сатана! сатана! 

Отойди! отойди! 

Не слепи мне очей, 

Не волнуй мою грудь – 

Се пророка слова 

Предо мною сбылись. 

"Я на небо взойду, 

Свой престол утвержу 

Выше солнца и звёзд... 

Но гордыню греха 

Покарает Господь!"

ОЛОФЕРН (нежно, обнимая

Юдифь, которая все

отклоняет от себя его

ласки).

И ты со мной разделишь все.

Над нами небо со звездами,

Под нами в прах все народы;

Один престол, один владыка

на земле –  

Для всех он будет царь, и

жрецу и бог!

ЮДИФЬ 

(быстро встает с места и идет к авансцене).

 

 

Господь Израиля, не медли

правым гневом 

И громами гордыню сокруши!

Он преисполнен духом

сатаны,

От слов его душа приходит 

в содроганье!  

0, скоро ль казнь ему

пошлешь?

АВРА 

(про себя  

в ужасе).

 

 

Господь

Израиля, 

не медли

правым

гневом 

И

громами

гордыню

сокруши!

СВИТА ОПОСЕРНА.

 

 

 

Когда уста

раскроет

Олоферн,

Земля и небо в

страхе внемлют,

И мы, 

бессильные рабы,

Мы в страхе 

ждем своей

судьбы.

ОЛОФЕРН  (уже значительно охмелевший, встает с места и идет за Юдифью

на авансцену). 

Вина! Где ж ты, еврейка? 

Что ж испугалась?

(Нежно берет ее за руку).

Вечно отныне 

Пей, веселись!

ЮДИФЬ (отступая, строго и гордо).

 

Нет, не для прихоти

Здeсь я с тобою в кару евреям

Путь твой к Сиону Я укажу!

Авра в ужасе закрывает лицо руками.

ОЛОФЕРН.

 

Найдем и сами этот пут! 

А ты – моя, моя! 

Куда уйдешь отсюда?

ЮДИФЬ.

0, Бог Израиля!

ОЛОФЕРН.

 

Нет, Бога ты забудь! 

И только знай меня. 

ЮДИФЬ (восторженно).

Велик Иегова! Царь неба и земли! (Пауза).

 

ОЛОФЕРН (злобно).

 

Иль уходи к своим, пожалуй, 

Я отыщу тебя и там! 

Поутру, – завтра!

ЮДИФЬ

Завтра!

ОЛОФЕРН (усмехаясь).

 

Да, завтра грянут трубы – 

Раздолье для меча! 

И камня не оставим 

На камне мы у вас!

Евреев, жен и старцев

До корня истребим,

Грудных младенцев ваших 

0 стены размозжим! 

И пир себе устроим 

Неслыханный доселе 

На мерзких ваших трупах 

И по локоть  в крови!..

ЮДИФЬ.

0, Бог Израиля!

ОЛОФЕРН:

Посмотрим, что Он скажет!

ЮДИФЬ (решительно).

 

Нет, Олоферн! – я остаюсь с тобой,

Обет свой выполню, а после

(Стыдливо.) Вся покорюсь тебe...

ОЛОФЕРН (страстно охватив ее).  

 

Ты остаешься, 

0, голубица!

Слаще ты мирра,

Слаще вина!

Злато эфира, 

Бранную славу

Все за твою

Красоту я отдам!

ЮДИФЬ (про себя, в то время как Олоферн ее обнимает).

Бог мне поможет!

Этою ночью

Страшное дело

Я совершу!

Юдифь  ускользает  из  объятий  Олоферна;  он  опускается  на  ложе  около пиршественного стола.

ОЛОФЕРН.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бросается  с  обнаженным  мечом  взмах  направо,  взмах  налево, –  все,

расступились, он увидел Юдифь.

 

 

Опять противится! скользнула, как змея!

Да нет!! напрасный труд!!

Нет! ты моя... Пусть

Бог прийдет твой сам

Из рук моих отнять тебя!

Сюда! Юдифь! Еврейка!

Они тебя скрывают! Кто? Они?!

Мои рабы! – собаки! черви!

Да я их в миг единый сокрушу!

 

А, вот ты здесь, Юдифь! 

Приблизься... Ты, ты им не доверяй.

Они подкуплены. Их вавилонский царь

Сам подкупил... боится Олоферна! –

Кто говорит там: "вавилонский царь"?

Чего ты хочешь?..

Царе вавилонский – я!

И нет царя другого во вселенной!

Там в Вавилоне есть крамольник, самозванец;

Я покажу ему, кто настоящий царь... 

Й на коней!.. скорее... трубы!.. в бой! 

"Царе вавилонский"!.. 

Где он? все за мной!... 

Что это?.. Где ж враги?.. 

Не вижу! Свету! свету! 

Юдифь, Юдифь! не оставляй меня!..  

Они тебя убьют!.. украдут... 

Ох , тяжело!.. Юдифь! Юдифь... Юдифь! 

Меч выпадает из его рук. Он падает без чувств к самым ногам Юдифи.

 

СЦЕНА 3.

ЮДИФЬ (содрогаясь).

Он умирает?..

ВОГОА (тихо почти шепотом до конца сцены).

 

0 нет! с ним так всегда,

Когда он пьет; мы знаем, будет буря.

Без крови редко обойдется,

Но сон ему все силы возвратит

И завтра он и бодр, и весел, встанет.

По  знаку  Вогоа  телохранители  и  рабы  относят  Олоферна  на  его  ложе  в глубине сцены.

ЮДИФЬ (с тайною мыслью).

Да. И благодатный, крепкий сон! 

Не разбудите же его!

ВОГОА (к Юдифи).

 

Ты с ним останешься, конечно,

И повелишь нам удалится! 

Мы входы все запрем.

Свита и рабы уходят.

 

ЮДИФЬ (быстро).

Все, кроме этого (указывает направо). 

Нам разрешен свободный вход и выход.

ВОГОА (улыбаясь).

Повелевай! Ты здесь царица! – 

Затем... до завтра! (Уходит). 

Рабы гасят светильники, кроме одного у самого ложа.

 

СЦЕНА 4.

ЮДИФЬ.

 

До завтра! (про себя) с рассветом ты

Язвить еврейку перестанешь! 

Вот она – эта страшная ночь!

Мое бедное сердце трепещет,

И подымется ль эта рука

Человека убить... Человека-героя!

0, родимые горы мои!

Безмятежные детские годы!

Я росла в святой тишине!  

А теперь я иду на убийство!

АВРА. 

Дитя мое, опомнись!

ЮДИФЬ.

 

Да, Авра, да – я помню! 

Тверда в своем пути.

АВРА.

 

Оставь греха пути –

Твой грех Господне мщенье

На всех нас наведет!

ЮДИФЬ.

 

0, да, Господне мщенье

На грешника падет!

Боже! дай мнe силы!

И руку подкрепи.

И в сердце страх невольный 

Прости, Господь, прости!

Нeт, Авра, я одна останусь с Олоферном! 

Оставь меня, иди! – молися

Здeсь около шатра;

Я позову тебя 

Авра в унынии уходит.

 

ЮДИФЬ (одна, заглядывает, спит ли Олоферн, возвращается на авансцену и,

молится на коленах).

Господь отцов моих! 

Бог силы! Бог победы! 

Спаси Твоих сынов, 

Низвергни нечестивца!

(Встает с колен, восклицая с силою).

Господь отцов моих! 

Бог брани! подкрепи!

Бежит  к  ложу,  схватывает меч  у  изголовья. –  Удар меча  за  завесой:  глухой вскрик;  опять  глубокая  тишина,  Юдифь  выходит  из-за  завесы  бледная,  в изнеможении опираясь на окровавленный меч, слабым голосом кличет:

 

Авра!

Авра  входит  унылая  и  в  недоуменьи.  Юдифь  молча  указывает  ей  идти  за завесу. Авра идет, видит голову Олоферна отсечённую и, вскрикивая: 

бросается лобызать ноги Юдифи.

"Избранница Господня!" 

 

  ЮДИФЬ (в восторге, в то время пока Авра прячет голову Олоферна в мешок).

Теперь к своим!

 

 

 

 

А. Джентилески.

Юдифь и ее служанка, ок.1612-13.

АВРА (также).

К спасенному народу!

ЮДИФЬ

Скорей, скорей!

АВРА.

С победою в руках!

Быстро уходят.

Занавес падает

 

АКТ ПЯТЫЙ.

Площадь  в  осажденном  городе та же,  что  и  в 1-м  акте. –  Глубокая  ночь. – Группы  народа  среди  площади  и  у  городской  стены  освещены  только сторожевыми  кострами.  В  толпе  Озия,  Хармий  и  Ахиор.  Отчаяние  и ожесточение народа дошли до крайнего предела.

 

СЦЕНА 1.

ХОР НАРОДА.

 

Если в несчастии, 

В тяжких мучениях 

Бог нас покинул, 

Фимиамы и молитвы 

Для Него мы прекратим. 

В Нем любви нeт, 

В Нем нет правды, 

Отвратимся от Него!

АХИОР (на, авансцене в глубоком унынии).

К богохульному народу 

Кара страшная близка! 

Нет надежды, нет спасенья! 

Гибель нам готова всем!

НАРОД (к старейшинам с дикою решимостью и настойчиво).

Пускай отворяют 

Скорее ворота! 

Пора нам покончить 

И муки, и жизнь.

ОАЗИЯ (спокойно).

 

Мы обещали Юдифи

Пять только дней подождать и молится, 

И принесет нам победу Юдифь, 

Бог говорил в ней, она не обманет!

НАРОД (неистово).

 

 

Заря освещает верхи гор.

Долго мы ждали напрасно! 

Юдифь изменила давно! 

Отворяйте скорей ворота:

Лучше умрем от меча! 

АХИОР.

 

Вот и пять дней миновали! 

Вот и шестая заря загорелась!

НАРОД (с большею настойчивостью, поднимая с земли камни против старейшин).

Долго мы ждали напрасно, 

Отворяйте скорее ворота! 

Лучше умрем от меча!

 

СЦЕНА 2.

ЖРЕЦ (входит с угрозой).

 

Мощной десницею, 

Громом и молнией 

Вас нечестивых 

Бог поразит.

НАРОД (жалобно).

 

Скорбным молением 

Небо не внемлет! 

В жажде жестокой 

Гибнет народ! 

Жажда ужаснее вражьих мечей!

ЖРЕЦ.

 

Ропот, умолкни! 

Благость безмерна 

Бога всесильного 

К верным сынам.

ЖРЕЦ И НАРОД (за ним).

 

В прах перед Господом!

Руки возденем

С жаркой молитвою,

Теплою верою!

После страданий

Воскреснет народ!  

Сторожевые трубы на городской стене.

СЦЕНА 3.

ГОЛОСА ЮДИФИ И АВРЫ (за стеною). 

Ворота, ворота откройте!

 

НАРОД.

Что слышим?.. Кто кличет?

ЮДИФЬ и АВРА (за стеной). 

Ворота, ворота откройте!

ЮДИФЬ.

 

Побeда! победа! Хвалите Иегову – 

Наш враг низложен!

НАРОД.

Пойдем! это голос Юдифи! 

Зажигают светильники, чтобы идти к ней навстречу ворота отворяются.

ВСE (в восторге).

Она к нам с победой, и с нею Господь!

Все со светильниками бегут навстречу Юдифи. 

ЮДИФЬ  (с  головой  Олоферна  в  руке  входит  и  становится  на  парапет  стены  в  глубине театра).

Вот голова Олоферна! 

Вот он, могучий воитель, 

Вот он, владыка вселенной, 

Вот он, Израиля страх!

НАРОД (столпившись около  Юдифи).

 (С силою, руки к небу).

Вот голова Олоферна!

 вот он – глядите, глядите!

Внял Ты сынам своим, Боже! 

Нашим мольбам и слезам!

ЮДИФЬ (торжественно).

 

Возденьте вы эту главу на копье, 

Врагам покажите со стен вы ее:

В смятеньи и страхe они побегут!

ОАЗИЕ И ВОИНЫ.

 

Возденем его мы главу на копье, 

Со стен городских мы покажем ее:

В смятеньи и страхе враги побeгут! 

Оазия и воины уходят, унося голову Олоферна.

НАРОД (в ликовании окружая Юдифь, целуя края одежды её и сопутствуя ей со

светильниками до авансцены).

Спасенье! спасенье!

Господу слава! 

Слава Юдифи, 

Небом избранной! 

Слава деснице, 

Спасшей народ!

ЭЛИАНИМ (торжественно).

Кто против Бога шел, 

Того сразит Господь!

АХИОРE (преклоняясь до земли перед Юдифью).

 

Непостижимая жена!

Как ты решилася без страха

К вертепу льва идти одна!

Он был бичем земных племен...

И вдруг теперь с его главой

Ты невредима возвратилась!

ЮДИФЬ (просветленная восторгом).

Господь благословил меня!

Крылами ангелов покрыл Он 

И невредимой сохранил.

ЭЛИАНИМ.

Юдифь, ты славнее Деворы

АВРА.

Юдифь, ты Яили славней!

ЭЛИАНИМ и АВРА.

 

Родные долины и горы 

Исполнены славы твоей!

НАРОД (в умилении, тихо про себя).

 

Таинственной силой, без бою,

Женщины слабой рукою

Мы спасены от врага!

Слава избранниц неба –

Слава Юдифи одной!

За городской стеною сильный шум от бегущих колесниц, скачущих коней и звуки оружия; трубы. Оазие и воины возвращаются. Быстро светает.

НАРОД (прислушиваясь, в тревожном ожидании).

Чу! бранные клики раздались 

И свист смертоносных мечей!

Гудит вся земля и трепещет 

От топота вражьих коней!

ОАЗИЯ.

 

Я только что с поля сраженья:

Немного там наших легло;

Врагов же несмeтная сила 

Исчезла, как бурная мгла!

ВОИНЫ.

 

Врагов вся несмeтная сила 

Исчезла, как бурная мгла!

НАРОД (в шумном ликовании).

 

Мы победили! да! но победой 

Все мы обязаны Только тебе!

Слава Юдифи, избраннице неба! 

Слава Юдифи, одной только ей!

ЮДИФЬ.

 

Бога вы только единого славьте! 

Он супостата развеял, что прах! 

Пойте Его, воскурение жгите, 

Он лишь единый врага победил!

Господу пойте хваленья!

Пойте Зиждителя сил!

НАРОД.

Господу пойте хваленья!

Пойте Зиждителя сил!

К этой минуте яркий солнечный свет.

Гимн .

ЮДИФЬ (за нею хор).

 

Трикраты свят наш Иегова, 

Несокрушимый в брани! 

Оплот боящимся Тебя, 

Ты сжалился над нами!

Земля и небеса полны

Величья Твоего! 

Ты, Боже, внял моленьям 

Народа своего!

Над картиной молящегося народа занавес опускается.

Конец .

1.     Что сделала Юдифь для своего народа?

2.     Кто помогал Юдифь в её подвиге? Перечислите имена:

3.     Какой по характеру показал Юдифь В. Серов на рисунке?

4.     Каким показывают художники Олоферна – В. Серов: А. Головин:

5.     Сравните живописные характеры с музыкальными. Вы согласны с такой трактовкой характеров в опере? На живописных полотнах?