Урок по обществознанию "Массовая культура" и Казимир Малевич

Урок по обществознанию "Массовая культура" и Казимир Малевич

Урок по обществознанию: "Массовая культура". 10 класс

При изучении раздела "Общество как мир культуры"  в курсе обществознания необходимо уяснить, кто это - МАССА, или, как говорит Х. Ортега-и-Гассет в своем произведении "Восстание масс" - ЧЕЛОВЕК-МАССА. Именно введение этого термина поможет учителю объяснить школьникам понятие "МАССОВАЯ КУЛЬТУРА". На этот вопрос нам поможет найти ответ философия ХХ века. 

Усиление внимания исследователей к проблеме человека и его мировосприятия обусловлено широким диапазоном причин от «бегства человека от себя» до разрушения единства человека и мира. Современные тенденции, доминирующие в обществе, утверждают исследователей, как российских, так и зарубежных, в том, что «человек сам стал для себя проблемой» (М. Шелер).

 Смысловая напряженность вопросов сознания, исходящая из центральной для современной философии антропологической тематики,  вызвана проблемой сохранения целостности человека, его связи с миром, возвращения человека в философском плане к своей подлинности. Философы отмечают, что события ХХ века были вызваны сложнейшими процессами, которые привели к подлинной метаморфозе, случившейся с человеком, когда он из народа превратился в массу (А. Камю).  В работах Ф. Кафки человечность представлена без личностности, продемонстрирована бессмысленность всего внеиндивидуального. 

Человек-масса, как называют философы современного человека, не способен понять принципы, на которых держится цивилизация, отмечают  интеллектуальную герметичную непроницаемость его души (Х. Ортега-и-Гассет). В результате возникшего чувства ресентимента человек начинает осознавать свою ущербность в качестве достоинства (М. Шелер). Речь идет о том, что человек эпохи компьютеров, видеоэлектроники, потребительского изобилия и «мировой деревни» живет как бы в трансе, как бы под своеобразным гипнозом. Он не является уже прежним человеком, который мог рассчитывать на свободу воли и на нахождение какой-то истины о реальном мире – будь она религиозной, научной или просто обывательской. В эпоху воцарения гуманизма, антропоцентризма и рационализма, в современную эпоху, происходит массовое организованное избавление «правильного» общества от людей, чуждых идеалам этого общества (М. Фуко).
Антропологический кризис, сумма репрессивности в обществе не ослабевают. В начале XX века преобладала уверенность в том, что человек вскоре сумеет своим умом, освобожденным от мрака невежества и достигшим небывалых высот, обеспечить благополучие для всех и повести людей в светлое будущее. В конце XX столетия культура Запада ставит вопрос о тоталитарном человеке и тоталитарном обществе, об отказе личности от себя и о превращении ее в двуногое существо толпы или в повелителя этой толпы. Причины данного явления нужно видеть в отказе человека от собственного сознания (Г. Маркузе).
 
Ф. Кафка заявил, что логики в истории нет. Представление о едином культурно-историческом процессе трансформируется в образ замкнутых, культурных организмов (именно в это время появились учения О. Шпенглера, Н. Данилевского о замкнутых культурах). Поэт все более отрывается от народа, критикует, толкает народ на активные действия, говорит об его активной роли в обществе. 
 
Христианская философия открыла, что смысл жизни человека состоит в осознании свободы. Осознание свободы как сути самого человека и смысла его жизни  является ведущей линией в деятельности человека и потому, что сознание определяет бытие не в меньшей, а может быть и в большей степени, чем бытие определяет сознание. Весь исторический путь человека был длинной дорогой осознания свободы. Он прошел через эпоху Возрождения и открыл личность. Прошел через Просвещение и дал бой невежеству и религиозному мракобесию. Открыл бескрайность человеческой души в эпоху романтизма. Он боролся за права человека и за равное избирательное право весь XIX век. Женщина начала свою борьбу за равенство с мужчиной и победила. ХХ век открыл личность как индивидуальность.  Но человек не знал, что теперь станет сам для себя проблемой. Один из ярчайших мыслителей ХХ века Ф. Кафка показал с особой убедительностью проблемы человека этого века: «Кафке удалось невозможное: представить человечность без личностности, продемонстрировать бессмысленность всего внеиндивидуального. Его герой – не конкретный человек, но – каждый. А каждый – всегда  чужой, это он знал  по себе, знал задолго до того, как Ж. Сартр или А. Камю напишут своих чужих». Особенно сильный образ «каждого» создан в произведении Ф. Кафки «Превращение».
Основоположник философской антропологии Макс Шелер писал: «Наша эпоха оказалась за примерно десятитысячелетнюю историю первой, когда человек стал целиком и полностью “проблематичен”, когда он больше не знает, что он такое; одновременно он также знает, что не знает этого». 
А. Камю представил метаморфозу, происшедшую с человеком в ХХ веке, следующими образами: «Мы были народом, а стали массой! Раньше нас  приглашали, теперь нас вызывают! Мы продавали друг другу молоко и хлеб, теперь мы снабжаемся. Мы топчемся на месте! Топчемся и твердим сами себе, – это никто не может ничего изменить и каждый должен стоять на своем месте, в указанном ему ряду! Мы топчем самих себя!» Мы были народом, а стали массой в ХХ веке, и в таком качестве пришли к власти.  Эту массу О. Шпенглер назвал четвертым сословием. К ХХ веку в жизни человека победила цивилизация, основным проявлением которой выражает понятие «мировой город», для которого характерны космополитичность, холодный практический ум, научная иррелигиозность, деньги как основополагающий фактор деятельности, конкуренция как основа отношений между людьми. 
В «Восстании масс» Х. Ортега-и-Гассет дает характеристику сложившемуся новому сословию. Он называет это сословие  также масса: «…бразды правления в обществе взяли в свои руки люди, незнакомые с принципами развития цивилизации. Перед человеком-массой исчезли преграды. У него радикальная неблагодарность по отношению к тому, что сделало возможным его существование. Человек теряет способность оценивать собственные силы. Он привык не обращаться ни к какому авторитету, кроме своего собственного». Униженные и оскорбленные были и раньше, но в отличие от прежних – они не чувствуют себя таковыми (Ф. Кафка). «Средний человек замкнулся. Масса настолько довольна собой, что потеряла способность внимать чужому мнению, герметически замкнулась в себе, перестала подчиняться. Человек-масса не способен понять принципы, на которых держится цивилизация. Герметичная непроницаемость души. В этом случае – интеллектуальная герметичность». 
 
Механизм герметизации души заключается в том, что человек-масса считает, что в интеллектуальном плане уже ни к чему стремиться не надо. Поскольку он не чувствует необходимости узнать что-то новое, не имеющее к нему прямого отношения, он тем самым замыкается в себе, вынужденный вновь и вновь обращаться к тем  идеям, которые известны ему. Человек избранного меньшинства или аристократ, для того чтобы чувствовать себя совершенным, должен быть очень тщеславным, предъявляя себе огромные претензии, совершенствуясь постоянно. Человек-масса умен, но не использует своего интеллекта. Толпа навязывает свое право на вульгарность и провозглашает вульгарность как право (мы хорошо помним фразу "Мы гимназиев не кончали, академиев не проходили",  в которой заключено не сожаление, а хвастовство как достоинством (ущербность в качестве достоинства. М. Шелер). 
 
Результатом борьбы за равенство всех людей на земле стал выход на историческую арену  человека-массы. Проблемы ХХ века – это его проблемы. 
 
В живописи эту метаморфозу человека ХХ века отобразил Казимир Малевич. 
 
При объяснении этого изменения я обращаюсь к культуре этого периода - начала ХХ века: Анри Барбюс "Огонь". Он был в окопах I мировой войны. Он был свидетелем того, что вызвало тяжелые последствия, произшедшие с человеком.
Для описания ситуации с человеком в период тяжелейшей мировой войны он берет картину 15 века художника эпохи Возрождения С. Боттичелли "Рождение Венеры" и говорит о ней в ХХ веке с учетом тех изменений, которые произошли с человеком:
 
Анри Барбюс "Огонь"
 
" - Я видел Эдокси. Он хочет вздохнуть; из его груди вылетает свист; уставившись в какое-то далекое страшное видение, Ламюз говорит: 
- Она сгнила! Это было в том месте, которое захватили немцы, - продолжает Ламюз, - наши колониальные войска отбили его в штыковой атаке дней десять назад. 
Сначала пробили дыру. Я работал вовсю. Я сделал больше других и оказался впереди. Остальные расширяли и укрепляли проход позади меня. Вдруг вижу груду балок: наверно, я попал в старую засыпанную траншею. Она была засыпана, но не совсем: были и пустые места. Я убирал один за другим наваленные куски дерева, и вот смотрю: стоит что-то вроде большого мешка, набитого землей; на нем что-то висит. 
Вдруг балка подалась, и этот чудной мешок свалился на меня. Он меня придавил; я чуть не задохся от трупного запаха... Из этого мешка торчала голова, а то, что на нем висело, оказалось волосами. Понимаешь, было темно, плохо видно. Но я все-таки узнал эти волосы (других таких волос не сыщешь в целом свете), узнал и лицо, хотя оно совсем распухло и покрылось плесенью; вместо шеи какая-то каша; Эдокси умерла, может быть; месяц тому назад. 
- Это была Эдокси; верно тебе говорю. Да, это была женщина, к которой я раньше никогда не мог подойти; ведь я смотрел на нее только издали и никогда не мог к ней прикоснуться: она была не для меня, как жемчужина. Помнишь? Эдокси бегала повсюду. Она шныряла даже по передовым позициям. Наверно, в нее угодила пуля. Эдокси, наверно, была убита и затерялась в траншее, и вот благодаря этому подкопу я случайно ее нашел. 
Понимаешь, в чем дело? Мне пришлось кое-как поддерживать ее одной рукой, а другой работать. Эдокси валилась на меня всей тяжестью. Да, брат, она хотела меня поцеловать, а я не хотел. Это было страшно. Она как будто говорила: 
"Ты меня хотел, что ж, целуй". У нее на... вот здесь был приколот букет цветов; он хлестал меня по носу, он тоже сгнил, как труп какого-то зверька. Пришлось поднять ее на руки и вместе с ней осторожно повернуться, чтобы сбросить ее по ту сторону насыпи. Было так тесно, что, поворачиваясь, я невольно прижал ее к груди изо всех сил, как прижал бы ее живую, если б она только пожелала..." 
 
Как изобразить то, что описывает А. Барбюс?
 
Э. Хэмингуей был на войне и описал это в произведении "Прощай, оружие". Сепаратный мир главного героя произведения, который он заключил с войной, не спас его любоь. Погибла семья, не рожденные дети...
 
Э.М. Ремарк рассказывает о молодом поколении, которых "война смыла" - "потерянное поколение", которое еще ничего не успели в жизни, и уже не смогут ничего создать.
 
С. Дали изображает разложение живого, создает сюрреалистический метод рассказа о случившихся изменениях в человечестве.
 
Э. Мунк, Отто Дикс......
 
П. Пикассо....
 
Анри Барбюс "Огонь"
 
"Внизу, среди множества неподвижных тел, бросаются в глаза зуавы, стрелки и солдаты Иностранного легиона, убитые во время майского наступления; их легко узнать: они разложились больше других. 
В мае наши линии доходили до Бертонвальского леса, в пяти-шести километрах отсюда. Началась одна из страшнейших атак за время этой войны и всех войн вообще; солдаты единым духом добежали сюда. Они составляли тогда клин, который слишком выдался вперед, и попали под перекрестный огонь пулеметов, стоявших справа и слева от пройденной линии.
 Вот уже несколько месяцев, как смерть выпила глаза и сожрала щеки убитых, но даже по этим останкам, разбросанным, развеянным непогодой и почти превращенным в пепел, мы представляем себе, как их крошили пулеметы; бока и спины продырявлены, тела разрублены надвое. Валяются черные и восковые головы, похожие на головы египетских мумий, усеянные личинками и остатками насекомых; в зияющих черных ртах еще белеют зубы; жалкие потемневшие обрубки раскиданы, как обнаженные корни, и среди них - голые желтые черепа в красных фесках с серым чехлом, истрепавшимся, как папирус. 
 
Из кучи лохмотьев, слипшихся от красноватой грязи, торчат берцовые кости, а сквозь дыры в тканях, вымазанных чем-то вроде смолы, вылезают позвонки. 
Землю устилают ребра, похожие на прутья старой, сломанной клетки, а рядом - измаранные, изодранные ремни, простреленные и расплющенные фляги и котелки. Вокруг разрубленного ранца, лежащего на костях и на охапке лоскутьев и предметов снаряжения, белеют ровные точки; если нагнуться, увидишь, что это суставы пальцев". 
Это и сюрреализм, и кубизм, и экспрессионизм.
 
 
Казимир Малевич изобретает новый метод рассказка о времени: СУПРЕМАТИЗМ.  Его самого потрясло это изобретение. Как он пишет - он не спал 3 суток, так сильно было потрясение этим открытием.  Он предчувствовал другое время и создал меот рассказа о нем.
 
Все гениальные открытия имеют истоки. Не возникает на пустом месте, из ничего гениальное искусство. Также и с открытием К. Малевича. Его дневники говорят о том, что он очень серьезно изучал китайский лфавит Ба Гуа, в котором:
  • Небо – круг без начала и конца. Цвет синий – вода – источник жизни, и черным как сущность, свет, как его концентрация;
  • Земля – 4 времени года, стороны света – квадрат. Земля – желтый квадрат, земля – огонь – красный квадрат..Земля принимает на себя красный цвет – огонь, или черный цвет – цвет неба.

 Алфавит, созданный К. Малевичем, имеет такую широкую сферу применения в работах Малевича и других авангардистов. Формула – эпоха индивидуального восприятия искусства закончилась. Наступила другая эпоха, массовой культуры эпохи индустриальной, трудящихся.это переход в новое пространство – дизайн. Новая эстетика массового сознания, индустриальной эпохи.