Классическая и рок-музыка

Слушаем хорошую музыку
Музыка классическая и рок-музыка
Литература и рок-музыка

Мировая литература
и рок-музыка о

тоталитаризме

 

Отображение в искусстве идей тоталитаризма и борьбы за гражданское общество. Хрестоматия

Содержание пособия

Тема1. Тоталитарные и авторитарные режимы

Styx. Kilroy Was Here. "Килрой был здесь"Pink Floyd. «Animals». Дж. Оруэлл. «Скотный двор»Дэвид Боуи. «Diamond Dogs» - под влиянием романа Дж. Оруэлла «1984» Рик Уэйкман. Дж. Оруэлл. «1984»Van Halen. Дж. Оруэлл. «1984» Eurythmics. «1984». Дж. Оруэлл Анни Леннокс. «Into the West». Р. Толкиен. «Властилин колец» Barclay James Harvest «Once again». Р. Толкиен. «Властелин колец» Игорь Демарин. Патрик Зюскинд. «Парфюмер»

Тема 2. Формирование двухполюсного мира

Al Stewart. «Russians and Americans»

Тема 3: Раздел Германии. Западный Берлин

Camel. Stationary Traveller. Раздел Берлина на 2 части. Pynk Floyd. The Wall. «Стена»

Тема 4. Мир на пороге XXI века

Thirty seconds to Mars. This is war. Олдос Хаксли. «О дивный новый мир». Green Day. 21st Century Breakdown. Разложение двадцать первого века         


 «The Trooper» 

Iron Maiden 

Балаклавское сражение 13 (25) октября 1854 года одно из полевых сражений Крымской войны 1853—1856 годов между союзными силами Великобритании, Франции и Турции с одной стороны, и русскими войсками — с другой.
Сражение произошло в долинах к северу от Балаклавы, ограниченных невысокими Федюхиными горами, Сапун-горой и рекой Чёрной. Это было первое и единственное сражение Крымской войны, в котором русские войска существенно преобладали в силах и, которое принесло успех русской армии. Это сражение вошло в историю в связи с четырьмя его эпизодами:
взятие русскими войсками четырёх передовых редутов, защищавших лагерь союзников;
кавалерийским боем между русской гусарской бригадой и тяжёлой британской кавалерийской бригадой, исход которой, до сих пор вызывает множество споров среди историков;
обороной 93 шотландского пехотного полка («Тонкая красная линия» англ. Thin red line), и атакой лёгкой британской кавалерийской бригады, предпринятой лордом Кардиганом, которая привела к большим потерям среди британцев.
В июне 1854 Кардиган был назначен начальником лёгкой кавалерийской бригады (The Light Brigade), отправленной в Крым. С ней он в сражении при Балаклаве 13 (25) октября произвёл свою знаменитую атаку, весьма блистательную вначале, но закончившуюся полным разгромом его бригады, потерявшей около половины людей. Потери Легкой бригады: из 630 человек 110 убиты, 196 ранены, 57 захвачены в плен. Среди лошадей жертв еще больше: 362 благородных животных не вернулись из боя...
Это было специальное соединение, в котором служили отпрыски благороднейших британских фамилий. Нобелитет. Те, чей моральный уровень заведомо был неизмеримо выше, чем у "вооруженных рабов" русской армии. Но это были не только лучшие фехтовальщики и храбрейшие из людей. У них под седлами были лучшие, породистые и призовые лошади Великобритании. Стон прошел по всей "высокорожденной" Англии. Русские корреспонденты в Англии даже писали домой, что "под Балаклавой истреблена вся британская кавалерия ..."
Сражение не стало решающим. Британцы не смогли взять Севастополь с ходу, а русским войскам не удалось развить успех и продолжить наступление на позиции союзников.





The Trooper» Iron Maiden навеяна «Charge of the Light Brigade» («Атака легкой бригады») Альфреда Теннисона.
Стив Харрис: «Песня основана на Крымской войне, где британцы воевали против русских. Вступление — это попытка воссоздать лошадиный галоп во время атаки лёгкой кавалерии. Это атмосферная песня». Речь в песне идёт о британском солдате во время Балаклавского сражения, которое произошло в ходе Крымской войны.
Теннисон
Атака английской кавалерии под Балаклавой

Перевод Юрия Колкера

Долина в две мили, редут недалече...
Услышав: "По коням, вперёд!",
Долиною смерти, под шквалом картечи,
Отважные скачут шестьсот.
Преддверием ада гремит канонада,
Под жерла орудий подставлены груди,
Но мчатся и мчатся шестьсот.
Лишь сабельный лязг приказавшему вторил.
Приказа и бровью никто не оспорил.
Где честь, там отвага и долг.
Кто с доблестью дружен, тем довод не нужен.
По первому знаку на пушки в атаку
Уходит неистовый полк.
Метёт от редута свинцовой метелью,
Редеет бригада под русской шрапнелью,
Но первый рассеян оплот:
Казаки, солдаты, покинув куртины,
Бегут, обратив к неприятелю спины,
Они, а не эти шестьсот!
Теперь уж и фланги огнём полыхают.
Чугунные чудища не отдыхают
Из каждого хлещет жерла.
Никто не замешкался, не обернулся,
Никто из атаки живым не вернулся:
Смерть челюсти сыто свела.
Но вышли из левиафановой пасти
Шестьсот кавалеров возвышенной страсти,
Затем, чтоб остаться в веках.
Утихло сраженье, долина дымится,
Но слава героев вовек не затмится,
Вовек не рассеется в прах.


The Trooper



You'll take my life but I'll take yours too
You'll fire your musket but I'll run you through

So when you're waiting for the next attack
You'd better stand there's no turning back
The Bugle sounds and the charge begins
But on this battlefield no one wins
The smell of acrid smoke and horses breath
As I plunge on into certain death

The horse he sweats with fear we break to run
The mighty roar of the Russian guns

And as we race towards the human wall
The screams of pain as my comrades fall

We hurdle bodies that lay on the ground
And the Russians fire another round
We get so near yet so far away
We won't live to fight another day
We get so close near enough to fight

When a Russian gets me in his sights
He pulls the trigger and I feel the blow
A burst of rounds take my horse below
And as I lay there gazing at the sky
My body's numb and my throat is dry
And as I lay forgotten and alone
Without a tear I draw my parting groan
Солдат
перевод Владимир Украинцев



Ты убьешь меня, но я тоже убью тебя.
Ты выстрелишь из мушкета, но я заколю тебя,
Итак, когда ты ждешь следующей атаки,
Тебе лучше терпеть, отступить невозможно.
Раздался звук горна, и наступление началось,
Но на этом поле битвы нет победителей.
Запах едкого дыма и дыхание лошадей,
В то время как я отправляюсь на верную смерть.
Лошадь, из которой он выжимает все соки, в страхе, мы рвемся в атаку.
Могучий грохот русских орудий,
И пока мы мчимся к человеческой стене,
Раздаются крики от боли, в то время, как мои товарищи гибнут.
Мы перескакиваем тела, которые лежат на земле,
И русские пускают еще одну очередь.
Мы сблизились, но все же пока далеко.
Мы не сможем сразиться в другой день.
Мы сблизились достаточно, чтобы сражаться.
Когда русский замечает меня,
Он спускает курок, и я чувствую удар.
Очередь валит мою лошадь.
И когда я лежу там, уставившись в небо,
Мое тело оцепенело, горло пересохло,
И когда я лежу забытый и одинокий,
Без слез я издаю свой последний стон.
На обложке сингла изображен лысый Эдди в форме британского солдата времен Крымской войны с флагом Великобритании в руках.
Брюс Дикинсон (вокалист), исполняя эту песню на концертах, часто развевает в руках флаг Великобритании. Иногда при этом он одет в форму.
Piece of Mind (на англ. название альбома является игрой слов: ср. 'Piece of Mind' ("Частица Разума") с 'Peace of Mind' ("Умиротворённость")) — четвёртый студийный альбом британской хеви-метал-группы «Iron Maiden».
Тексты песен альбома отражают увлечения музыкантов группы книгами и кинофильмами.
«Атака лёгкой бригады» - образец классической английский литературы поэма последнего барона Теннисонского (Алдуортского и Фрешуотерского), известного также под именем Альфреда, лорда Теннисона (1809-1892).
 

Al Stewart "Russians & Americans" 

Russians & Americans 

So here we stand at the edge of 1984, bracing ourselves once again                                                               For the storm approaching as those who long before huddled in caves from the rain                                            The enemy's face is so hard to see, sometimes it seems that I see him in you                                                               Sometimes in me, who can he be ?                                       No use consulting the prophets and leaders they all disagree.

Russians and Americans, here's a song for you
Who carry the weight of the world on your heads
Russians and Americans, tell me if it's true
You really believe all the things that you've said
The red-white-and-blue running into the red.                From the wars of Europe, the pilgrim fathers set off with their hopes and their bond
Some settled down by the coast, others crossed the mountains and into the flatlands beyond
From scramble and dust of Muscovite streets, merchants develop the trade routes and open the door to the East
Pioneer waves choked by the cold breath of winter or baked by the heat of the day.                                                 Russians and Americans, passing through the fire
Of revolution and coming of age
Russians and Americans, driven by desire
Two players push to the front of the stage
The whole world now watches each move that you make.                                                                                           Two runners caught in the thrill of the race, the finishing line is as far as the stars that the satellites chase
Why quicken the pace ? Why does it seem that you choose to lose reason before losing face ?

Russians and Americans, driven by the past
The third world moves in the shadows you cast
Russians and Americans could turn the world to dust
So much to live for, so much undiscussed
So much in common and so little trust.

From the streets of Athens and Rome, the voices still echo to crumbling walls
Look to the past and remember no empire rises that sooner or later won't fall
Forever the changes we still have to face, some people say that a country is more and idea than a place
Though nothing is safe, we still choose the mark that we leave on the open canvas of space.
Russians and Americans
Maybe you should see into the heart of the world, not its head
Russians and Americans
If you want to be the feet of the world, better mind where you tread,
The footprints of history are left where you step.           So here we stand at the edge of 1984.

Русские и Американцы 

Вот мы стоим у истоков 1984-го, Снова готовясь    К шторму, что приближается, как те,                      Кто давным-давно в пещерах прятался от дождя.  Лицо врага не разглядеть,                                   Иногда мне кажется, что его я вижу в тебе,           Иногда и во мне, кто же он?                                        Бесполезно пророков пытать и у лидеров спрашивать, они одно разногласие.

Русские и американцы, вот песня вам,         Несущим тяготы мира на своих головах.   Русские и американцы, скажите правда ли,         Что вы верите всему, что вы говорите.         Красное-белое-синее и снова красное.                    От войн Европы отцы пилигримы бежали с надеждами и единством.                                Некоторые осели на побережье, другие пересекли горы и спустились в равнины.                 Из беспорядка и пыли московских улиц                 Купцы наладили торговые пути и открыли путь на Восток.                                                                         Волны пионеров либо задыхались морозным воздухом, либо изнемогали от зноя.                      Русские и Американцы, прошедшие через пламя революции и возмужавшие,                                  Русские и Американцы, влекомые мечтой.          Два актера, вытолкнутые на край сцены.                  Весь мир следит за каждым вашим шагом.

Два бегуна в ажиотаже гонки,                        Финишная прямая также далека, как и звезды, за которыми гоняются спутники.                            Зачем ускорять бег? Почему кажется, что вы скорее готовы потерять разум, чем потерять лицо?                                                                       Русские и Американцы, ведомые прошлым,     Страны третьего мира живут в вашей тени.      Русские и Американцы могут превратить мир в пыль,                                                                                  А так еще много надо сделать и обсудить,                 Как много общего и как мало взаимодоверия.   На улицах Афин и Рима голоса все еще отражаются от разрушенных стен.                 Всмотритесь в прошлое и вспомните, что ни одна империя не поднимется, чтобы позже не пасть.                                                                       Вечные перемены, что нам предстоит понять, говорят, что страна скорее идея, а не место.        И хоть ничто не вечно, мы выбираем след, который оставим на чистом холсте космоса.

Русские и Американцы,                                    Всмотритесь в сердце мира,                                    Не в его разум, Русские и Американцы,                     Если вы хотите быть мира основой,                    Смотрите куда ступаете,                                        Отпечатки истории останутся после ваших шагов.                                                                        Итак, мы стоим у истоков 1984-го.

Перевод А. Пономарева