Слушаем музыку          Читаем про музыку           Хрестоматии с рассказом о музыке             Рабочие тетради о музыке

 
"Классическая музыка в школе"
 

Рабочая тетрадь «Классическая музыка в школе» предназначена для школьников, изучающих вопросы культуры на уроках истории, музыки. Данная тетрадь поможет ученикам изучать английский язык и может использоваться для проведения мероприятий во внеурочное время. Принцип организации работы по тетради соответствует новому федеральному государственному образовательному стандарту, материал построен в соответствии с философией диалога культур, межкультурной коммуникацией, на основе системно-деятельностного подхода

 
Оглавление
  1. Иоганн Себастьян Бах. «Магнификат»
  2. Людвиг ван Бетховен. «Героическая» симфония № 3
  3. Моцарт. «Реквием»
  4. Бенджамин Бриттен. «Военный реквием»
  5. Бенджамин Бриттен. Опера «Блудный сын».
  6. Бенджамин Бриттен: Семь сонетов Микеланджело для тенора и фортепиано
  7. Дмитрий Шостакович. Сюита на стихи Микеланджело
  8. Эдуард Элгар. «Энигма»
  9. Джордж Гершвин. Опера «Порги и Бесс»
  10. Валерий Александрович Гаврилин. «Перезвоны»
  11. Игорь Демарин. Патрик Зюскинд. «Парфюмер»

 

Мировая литература
и рок-музыка о

тоталитаризме

 

 
Харуки Мураками
1Q84
 (тысяча невестьсот восемьдесят четыре)
 
"Не доходя до станции Дзиюгаока, она заглянула в магазин грампластинок и попробовала отыскать «Симфониетту». Назвать Яначека популярным нельзя. Под его фамилией на полке обнаружилось всего три-четыре диска, из них лишь один — с «Симфониеттой». А также с «Пьесами» Бартока на стороне А. В исполнении Кливлендского оркестра под управлением Джорджа Селла. Считать ли это исполнение достойным, Аомамэ не знала, но выбирать не из чего. Купив пластинку, она вернулась домой, достала из холодильника «шабли», откупорила бутылку, поставила диск на проигрыватель, опустила иглу. Затем села на пол — и, потягивая хорошо охлажденное вино, вслушалась в музыку. Радостно и торжественно зазвучали фанфары. Те же, что она слышала в такси. Несомненно, те же. Аомамэ закрыла глаза и сосредоточилась. Исполнение таки было достойным. Только с ней ничего не происходило. Она просто слушала музыку — и все. 
Дослушав до конца, Аомамэ вернула пластинку в конверт. 
Либо у меня не все дома, либо мир плавно сходит с ума, вновь подумала Аомамэ. Одно из двух. Но что именно — вот в чем загвоздка. Если пробка не подходит к бутылке, проблема в пробке или в бутылке? Как бы ни было, размеры не совпадают, и это факт.
Аомамэ прошла на кухню, заглянула в холодильник. В магазин она не ходила уже несколько дней, и продуктов почти не осталось. Она достала перезрелую папайю, разрезала ножом и съела, выковыривая ложечкой содержимое. Затем помыла три огурца и сжевала их с майонезом. Медленно, обстоятельно. И выпила стакан соевого молока. На этом ее ужин закончился. 
Поужинав, Аомамэ приняла горячий душ. Веселенькое дело — встречать свой тридцатый день рожденья в безумном мире, которому даже названия толком не подобрать! Лицо ее перекосилось.
Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре.
Вот куда ее занесло».

Леош Яначек 

— чешский композитор, музыковед-этнограф и педагог (1854 –1928) 

Интересно, что две оконченные и две неоконченные оперы Яначка непосредственно связаны с русской литературой. Первые две — «Катя Кабанова» (по «Грозе» Островского) и «Из мертвого дома» (по Достоевскому); вторые две — «Анна Каренина» и «Живой труп». Это — одно из выражений его любви к России, к русской культуре, к русскому языку, который он изучил. Леош Яначек дважды ездил в Россию, с восторгом вслушивался в музыку русской речи, наслаждался звенящими потоками русского хорового пения. Музыка Глинки, Даргомыжского, «кучкистов», Чайковского постоянно питала творческое воображение композитора.

Emerson, Lake & Palmer

 - Emerson, Lake & Palmer (1970 | 2008)

переработанный  Эмерсоном третий акт из «Симфониетты» Леоша Яначека:

 
KNIFE EDGE
(Перевод: Пономарев А.)
переработанный Эмерсоном третий акт из «Симфониетты» Леоша Яначека
  Just a step
Cried the sad man

Take a look down
At the madman
Theatre kings
On silver wings fly
Beyond reason
From the flight
Of the seagull.
Come the spread claws
Of the eagle
Only fear
Breaks the silence
As we all kneel
Pray for guidance.
Tread the rule
Cross the abyss
Take a look down
At the madness
On the streets
Of the city
Only spectres
Still have pity
Patient queues
For the gallows
Sing the praises
Of the hallowed
Our machines
Feed the furnace
If they take us
They will burn us
Will you still know
Who you are
When you come to
Who you are
When the flames
Have their season
Will you hold
To your reason
Loaded down
With your talents
Can you still keep
Your balance
Can you live
On a knife-edge
Всего лишь шаг
Прокричал печальный человек.
Посмотри внизь
На сумасшедшго.
Театральные короли
Летают на серебряных крыльях
За пределами возможного.
А летящая Чайка
Раскрывает когти
Орла.
И только страх
Разрывает молчание
Когда мы преклоняемся
Для молитвы о наставлении.
Преступи правило,
Перейди через пропасть,
Посмотри вниз
на сумасшествие
улицгорода,
только призраки
имеют сочувствие,
тихие очереди
на галлеры
воспевают осану
святым,
наши машины
кормят печи
и если мы попадемся,
то сгорим.
будешь ли ты знать
кто ты есть,
когда ты придешь к тому,
кто ты есть.
когда огня
время придет,
останется ли у тебя
твой раум?
нагруженный
своими талантами,

удержишь ли ты
баланс,
выживешь ли ты
на острие ножа.
 Леош Яначек
— чешский композитор, музыковед-этнограф и педагог
(1854 –1928)